Ваш вопрос

Ответ Настоятеля

Факты и Аргументы

Дача в Силламяги
Николай Никанорович Дубовской
(1859-1918)

Одним из известных прихожан Силламяэской церкви был Николай Никанорович Дубовской(1859-1918). Силламяэ был излюбленным местом отдыха ученых, художников, артистов, музыкантов.
Николай Никанорович Дубовской — крупный русский живописец отечественной пейзажной школы рубежа ХIХ и ХХ веков, видный общественный деятель, член и впоследствии один из руководителей Товарищества передвижников ...


(статья полностью)
 

Гностицизм

Я прочитала, что самая ужасная ересь, ересь всех ересей, это гностицизм. С самого начала существования Церкви он был врагом номер один христианства. И сегодня он губит многих. И ещё заявит о себе на последнем этапе истории. Не могли бы Вы рассказать об этом явлении?
 А.Н.Злобина, г.Минск
 

Гностицизм переживал расцвет в первые века нашей эры. Он был смертельным врагом христианства, несмотря на то, что или, вернее, оттого что большая часть гностических систем утверждалась на христианских основах. Долгое время даже бытовало мнение, что гностицизм — всецело явление христианской ереси. Церковь всегда питала отвращение к феномену гностицизма. Писания святых отцов убедительно свидетельствуют об этом. В этом противостоянии термин «гнозис» — «знание» — был антиподом «пистис» — «вера», указывающая на отношение к тайне христианского откровения. Гностик практически стал противоположностью верующего
.. (далее).

 


 

 
 
 
 
Главная О храме Адрес Расписания

 

Казанская икона Великий пост Радоница Жены-мироносицы О расслабленном Род. суббота Вознесение Николай II Николай-Чудотворец Кирилл и Мефодий Царица Елена Петров пост Троица День Василия Праздник Собора Праздники Июля Праздники Августа Праздники Сентября Праздники Октября Праздники Ноября Праздники Декабря Copy (6) of Образец

 

ЭСТОНСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ МОСКОВСКОГО  ПАТРИАРХАТА

Главная
Вернуться

Поиски храма в Силламяэ

Ретроспектива исследований
Скачать (6Mb)


Читайте о памятнике православному храму в Силламяэ


Храм в Силламяэ отмечен Президентом Эстонии
 



Из Преображенского храма в Преображенский


Синай и
его святыни

 
Силламяэ-55
 

 

...И всё-таки никакая другая Литургия не может встать вровень с той, что происходит ночью на Гробе Господнем в Иерусалимском храме Воскресения...
подробнее

 

Последние изменения
05 April 2022 г.
 

 

 

 

 

                  

 

 

 


18 мая 1868 года, 140 лет назад родился последний русский Царь Николай II. 1 ноября 1894 года скоропостижно, не дожив до 50 лет, скончался русский император Александр III. Он правил всего 13 лет, но именно за эти годы Россия достигла наибольшего в своей дореволюционной истории могущества.
Её территория составляла — 20 миллионов квадратных километров. Золотой запас России в 1897 году превышал 1 миллиард рублей, экспорт преобладал над импортом в 1,5—2 раза. Темпы роста промышленности России в 90-е гг. XIX века были одними из самых высоких в мире — 10—12% в год. Венцом этих достижений и стал переход в 1897—1899 гг. к золотому рублю. Он был самой твёрдой в мире конвертируемой валютой.
Всё сулило прекрасные возможности для того, что бы наследник Александра III, 26-летний Николай II, используя экономический и политический задел, оставленный ему отцом, повёл страну к новым высотам. Но этого не случилось.
Его царствование началось несчастливо. Во время коронационных торжеств в Москве 18 мая 1896 года, в день рождения нового Государя, произошла катастрофа. Неудачно организованная раздача подарков на Ходынском поле простому народу привела к давке, в которой погибли более тысячи человек. Я думаю, это явилось бы ударом и для человека с более твёрдой волей, чем Николай II.А его еще ждала Русско-японская война, революция 1905—1907 гг., Первая мировая война…
Проведя юность, для гвардейского офицера из высшего общества привычную — необременительная служба, принятые в свете развлечения, — молодой наследник решительным образом изменил образ жизни, когда женился на немецкой принцессе Алисе Гессен-Дармштадтской (в крещении Александре Фёдоровне). Она перешла в православную веру не только потому, что так требовали наши законы, но искренне, горячо, всем сердцем. Николай, как и его венценосная супруга, стал неподдельно религиозен. Именно ему мы обязаны прославлению в 1903 году народного святого — преподобного Серафима Саровского. Не будучи человеком публичным, о своих государственных обязанностях Николай II никогда не забывал, трудился много и охотно, главное внимание, как и Александр III, уделяя укреплению экономического могущества и безопасности страны, строительству железных дорог, военных кораблей и т. п. В делах он любил основательность, аккуратность, не терпел спешки.
В начале своего царствования Николай II и его окружение разрабатывали некую долгосрочную стратегическую программу действий, прежде всего во внешней политике. Её основные векторы: на западном направлении Россия ведёт политику сдерживания (т. н. Гаагские инициативы), но одновременно осуществляет натиск на Восток, к незамерзающим тихоокеанским портам Китая и Кореи.
Казалось, до 1904 года политика молодого царя на Дальнем Востоке была энергичной и умелой. Но в ней не было главного — реальной оценки основного на тот момент, к тому же активного конкурента, Японии. Японских солдат царь считал «ненастоящим войском» и утверждал, что при столкновении с русской армией «от них лишь мокро останется». На японский флот царь вообще не обращал внимания. Между тем, численность японской армии за период с 1896 по 1903 год увеличилась в 3 раза, а тоннаж военноморского флота — в 4,5 раза!
Столь же нереалистично оценивал царь военные и экономические возможности России и в случае столкновения её с Германией и Австро-Венгрией. В конце 1908 года Австро-Венгрия объявила об аннексии Боснии и Герцеговины на Балканах, нарушив тем самым договор с Россией 1876 года. Россия, конечно, всего через три года после неудачной Русско-японской войны не могла вступать в новую большую войну. Но и соглашаться с подобным грубым нарушением международных норм она тоже не могла. Между прочим, к войне царя подталкивали даже пацифисты-кадеты. Николай II уже решил объявить мобилизацию против Австрии, но этому энергично воспротивился премьер-министр Пётр Аркадьевич Столыпин, сумевший убедить царя, что война с Австрией и её могучей союзницей Германией неизбежно приведёт к поражению и новой революции. «Сегодня я спас Россию!» — заявил Столыпин в этот день своим близким. Он полагал, и вполне справедливо, что великая держава сильна не только тем, что воюет, но и тем, что не позволяет себя вовлечь в невыгодную войну. Как жаль, что не было Столыпина в августе 1914 года! Николай II поддался на провокацию сербских масонов, задуманную их верховными руководителями во Франции с целью втянуть Россию в войну. Процесс над убийцами эрцгерцога Фердинанда, как-то тихо и незаметно прошедший уже после начала Первой мировой войны, показал, что австрийцы были не так уж и не правы в своих требованиях провести в Белграде объективное расследование убийства под их контролем.
Противники царя и ненавистники России решили воспользоваться тяжёлой, затяжной войной для свержения самодержавия. Сегодня это уже доказанный факт. Вот, например, отрывок из письма вождя кадетской партии П. Н. Милюкова к одному из своих единомышленников И. В. Ревенко, написанное в 1918 году: «Вы знаете, что твёрдое решение воспользоваться войною для производства переворота было принято нами вскоре после начала этой войны. Заметьте также, что ждать больше мы не могли, ибо знали, что в конце апреля или начале мая (1917 г. — прим. А. В.) наша армия должна была перейти в наступление, результаты коего сразу в корне прекратили бы всякие намёки на недовольство и вызвали бы в стране взрыв патриотизма и ликования».
Как писал один из фигурантов заговора, начальник штаба Северного фронта генерал Ю.Н. Данилов: «Арест государя предполагалось произвести или в Ставке, или во время одного из переездов его из Могилёва в Петербург или обратно». Так оно и случилось. 14 марта 1917 года заговорщики загнали литерный поезд Николая II, следующий из Могилёва в Царское село, на станцию Дно под Псковом. Заговор этот был настолько засекречен, что мы и сегодня не имеем правдивой информации о том, что же помешало царскому поезду проследовать в Царское село. Судя по дневнику государя, сначала станции Любань и Тосно, потом Гатчина и Луга оказались «заняты восставшими». Парадокс, но мы до сих пор не знаем, что это за отряды захватили эти станции, и какова была их численность! А может быть, их никто и не захватывал, а просто железнодорожники закрыли там семафоры по приказу хозяйничавшего на Центральном железнодорожном телеграфе в атмосфере петроградского хаоса кадета Бубликова? Разве истории известны имена «героев», захвативших Любань и Лугу? Почему-то имена участников (даже рядовых) петроградских, кронштадтских и гельсингфорских событий Февраля 1917 года мы знаем, а этих нет. Существовали ли они на самом деле? А если и существовали, то как объяснить их осведомлённость и оперативность? Царь сообщает Рузскому и Данилову о намерении следовать дальше через Лугу — и там через 2—3 часа, как по заказу, появляются «вооружённые отряды».
В любом случае, едва ли 14 марта 1917 года революционеры заблокировали железные дороги успешнее, чем в декабре 1905 года. Но тогда оказалось достаточно сил одного полка, чтобы очистить Николаевскую железную дорогу (Петербург — Москва). Пути очень быстро открывались после того, как солдаты ставили боевиков и мятежных железнодорожников на колени и приставляли к их затылкам дула винтовок. От государя требовалось силами конвоя (как и предлагал ему генерал Нилов) арестовать и немедленно расстрелять командующего Северным фронтом генерала Н. В. Рузского и его начштаба Данилова, направиться в Псков, в штаб фронта лично, как это делал прадед его Николай I, вывести из казарм имевшиеся силы, посадить в эшелоны и пустить их впереди своего поезда. Войти с боем в Петроград, поднять юнкерские училища, насчитывавшие около 14 тысяч штыков, раздавить мятеж… Всё это было более чем возможно. Но ничего этого не произошло. И по сей день всякий русский человек, у которого болит душа за Отечество, мучительно недоумевает: почему, почему, почему?
Конечно, государь боялся за жену и детей, бывших фактически заложниками в Царском. Но ему, Русскому Царю, наверное, следовало вспомнить, что сказал, собирая ополчение в Нижнем Новгороде, совсем не военный человек Козьма Минин, возведший его династию на трон: «Отдадим живот свой за Отечество, а если надо, жен и детей заложим!».
В беспощадной истории человечества всегда прав козьма минин. Готовность пожертвовать за Родину женой и детьми есть залог их спасения. Николай II, подписав отречение, не спас жену и детей. И себя тоже.
Два чувства борются в душе, когда думаешь о замученном последнем русском государе. Первое — такое понятное возмущение его покорной сдачей, второе чувство — острой жалости к нему, написавшему в дневнике 15 марта 1917 года: «Кругом измена, трусость, и обман!». Его низко, подло обманули, и он поверил…
С этого дня и до самой смерти его, семью, горстку соратников окружали гнусные выродки, подонки человечества. Но даже они, давно подавившие в себе всё благородное, высокое, честное или не имевшие этого никогда, не могли скрыть восхищения, как достойно, кротко, по-христиански, но в то же время бесстрашно вёл себя низложенный Русский Царь. Его палачи даже устрашились этого и сменили русских людей в охране. И вот, когда думаешь об этом, то понимаешь, что великая Россия — не только те люди, что готовы за возможность сражаться отдать имущество, жён и детей, но и те, кто имел нечеловеческие силы любить своих врагов. Святые благоверные князья Борис и Глеб. Святые Царственные мученики Николай, Александра, Алексий, Ольга, Татиана, Мария, Анастасия…
Андрей Венедиктович ВОРОНЦОВ