Ваш вопрос

Ответ Настоятеля

Факты и Аргументы

Дача в Силламяги
Николай Никанорович Дубовской
(1859-1918)

Одним из известных прихожан Силламяэской церкви был Николай Никанорович Дубовской(1859-1918). Силламяэ был излюбленным местом отдыха ученых, художников, артистов, музыкантов.
Николай Никанорович Дубовской — крупный русский живописец отечественной пейзажной школы рубежа ХIХ и ХХ веков, видный общественный деятель, член и впоследствии один из руководителей Товарищества передвижников ...


(статья полностью)
 

Гностицизм

Я прочитала, что самая ужасная ересь, ересь всех ересей, это гностицизм. С самого начала существования Церкви он был врагом номер один христианства. И сегодня он губит многих. И ещё заявит о себе на последнем этапе истории. Не могли бы Вы рассказать об этом явлении?
 А.Н.Злобина, г.Минск
 

Гностицизм переживал расцвет в первые века нашей эры. Он был смертельным врагом христианства, несмотря на то, что или, вернее, оттого что большая часть гностических систем утверждалась на христианских основах. Долгое время даже бытовало мнение, что гностицизм — всецело явление христианской ереси. Церковь всегда питала отвращение к феномену гностицизма. Писания святых отцов убедительно свидетельствуют об этом. В этом противостоянии термин «гнозис» — «знание» — был антиподом «пистис» — «вера», указывающая на отношение к тайне христианского откровения. Гностик практически стал противоположностью верующего
.. (далее).

 


 

 
 
 
 
Главная О храме Адрес Расписания

 

Иоанн Кроншт. Дмитриевская сб. Митрополит Иоанн Казанской иконе Родительская сб. Набор рекрутов Нестор летописец Дмитрий Ростовский Институт патриаршества Иоанн Кочуров Григорий Палама Добровольч. армия Архистратиг Михаил Рождественский пост Русско-Финская Ноябрь 1941

 

ЭСТОНСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ МОСКОВСКОГО  ПАТРИАРХАТА

Главная
Вернуться

Поиски храма в Силламяэ

Ретроспектива исследований
Скачать (6Mb)


Читайте о памятнике православному храму в Силламяэ


Храм в Силламяэ отмечен Президентом Эстонии
 



Из Преображенского храма в Преображенский


Синай и
его святыни

 
Силламяэ-55
 

 

...И всё-таки никакая другая Литургия не может встать вровень с той, что происходит ночью на Гробе Господнем в Иерусалимском храме Воскресения...
подробнее

 

Последние изменения
05 April 2022 г.
 

 

 

 

 

                  

 

 

 

Иоанн Кронштадтский


1 ноября – День рождения святого праведного Иоанна Кронштадтского
 

Движение России к революции, начавшееся ещё в XIX веке, нельзя назвать иначе, как безумием. Если же искать более конкретное слово, обращаясь к классификации душевных болезней, даваемой психиатрией, то точнее всего подойдёт сравнение с шизофренией, которая в переводе означает "расщепление сознания". Именно произошло расщепление общества, его раскол. Несогласия, споры, взаимное ожесточение начали раздирать не только высшие слои, что ярко отражено в тогдашней художественной литературе, - например, в "Отцах и детях" Тургенева или "Бесах" Достоевского, но и народные низы, что сказывалось в появлении множества сект и толков. Если говорить о главном для ближайшего будущего государства - политическом аспекте общественного мнения, то тут вступили в спор, переросший затем в гражданскую войну, сторонники социалистической республики и поборники республики капиталистической, сохраняющей частную собственность. Потом, когда они возьмут в руки оружие и начнут убивать друг друга, их назовут "красными" и "белыми". Но ведь установление республиканской формы власти подразумевает свержение власти монархической, и в этом центральном пункте мнение обеих сторон было одинаковым: царя надо сбросить! В конце концов они этого и добились, действуя в одном направлении: в феврале семнадцатого представители либеральной буржуазии в железнодорожном вагоне на станции Дно вынудили Николая II отречься от престола, а в июле восемнадцатого команда, сформированная большевиком Юровским, расстреляла его в Екатеринбурге вместе с женой и пятью детьми. После цареубийства, почувствовав на губах вкус крови Божьего Помазанника, революционеры кровь обычных людей почитали за водицу, и у нас началось такое братоубийство, равного которому трудно сыскать во всей мировой истории.

Глядя сегодня назад, спрашиваешь себя: неужели обезумели все? Неужели в России не нашлось здравого человека, который предвидел бы те страшные последствия разрушения пятисотлетней монархии - ведь для этого большого ума не требовалось.

Предостережения, конечно, звучали, ибо здравомыслящих людей в России всегда было много. Но кто их слышал? Все основные газеты были в руках "прогрессистов" и постоянно, изо дня в день, внушали читателям, что царская Россия - "жандарм Европы" и "тюрьма народов". Геббельс сказал, что ложь, повторённая тысячу раз, становится правдой, но задолго до него это поняли продажные российские журналисты, финансируемые тайными центрами, которые умело направили общественное мнение в нужное им русло, так что трезвые голоса не достигали ушей публики. В сумасшедшем доме больные кажутся друг другу нормальными людьми, а нормальный человек, случайно оказавшийся в их компании, представляется им умалишённым.

Но один голос всё-таки заставил себя слушать, и услышавшие его крепко задумывались. Не вкрадчиво, не предположительно, не приспосабливаясь к отравленным лживой пропагандой умам и развращённым нравам обличал он нарастающее безумие, а делал это прямо, ясно, без компромиссов и без обиняков, как это было свойственно древним пророкам Илии, Иезекиилю и Исайе. Подобно Иоанну Крестителю, он неустанно повторял: покайтесь, уже и секира лежит при корнях древа, - и самого его звали Иоанном. Это был удивительный, бесстрашный, несравненный всероссийский проповедник Иоанн Кронштадтский.

"Научись, Россия, веровать в правящего судьбами мира Бога Вседержителя, - гремела его проповедь, - и учись у твоих святых предков вере, мудрости и мужеству... Господь вверил нам, русским, великий спасительный талант православной веры... Восстань же, русский человек!.. Кто вас научил непокорности и мятежам бессмысленным, коих не было прежде в России? Перестаньте безумствовать! Довольно! Довольно пить горькую, полную яда чашу - и вам и России".

Это была тема покаяния. А вот тема секиры, лежащей у древа и готовой его срубить: "Царство русское колеблется, шатается, близко к падению... Если в России так пойдут дела и безбожники и анархисты-безумцы не будут подвергнуты праведной каре закона, и если Россия не очистится от множества плевел, то она опустеет, как древние царства и города, стёртые правосудием Божиим с лица земли за своё безбожие и своё беззаконие... Бедное Отечество, когда-то ты будешь благоденствовать?! Только тогда, когда будешь держаться всем сердцем Бога, Церкви, любви к царю и Отечеству и чистоты нравов". Если бы большинство наших прадедов и прапрадедов вняло предупреждениям святого праведного пастыря, скольких бы ужасов и страданий мы избегли бы! Казалось бы, его пророчеству просто нельзя было не поверить. Ведь батюшка Иоанн совершал неисчислимое множество явных и документально зафиксированных чудес, которые невозможно было оспорить, а кто может творить чудеса? Только тот человек, который исполнен Святого Духа. Но тот же самый Дух делает человека прозорливым и ясновидящим, открывает ему будущее.

О чудесах святого праведного Иоанна Кронштадтского надо сказать особо. О них ещё в начале XX века был издан специальный двухтомник, где каждое совершённое им чудо было запротоколировано со всей юридической скрупулёзностью: был указан день и час, имя и фамилия того, над кем совершилось чудо, его адрес, перечень свидетелей и т.д. Перечислить даже малую их часть здесь невозможно, отметим только, что дивному кронштадтскому пастырю принадлежит дотоле небывалый, да и после него неизвестный вид чудотворения - исцеление неизлечимых больных телеграммой или посылкой им фотографии батюшки. Таких случаев было очень много, и часть из них тоже запротоколирована. Но об одном чуде хочется рассказать подробнее, поскольку о нём мало кто знает. Мне рассказал о нём покойный писатель Пётр Паламарчук, автор знаменитой энциклопедии московских церквей "Сорок сороков". Ещё в советское атеистическое время он поехал в Ленинград разузнать, в каком состоянии находится бывший монастырь на Карповке, построенный на деньги Иоанна Кронштадтского, где по его завещанию он и был похоронен, и что с его могилой. Прибыв на место, Паламарчук убедился, что попасть внутрь здания невозможно, ибо там размещено какое-то предприятие полузакрытого режима. Тогда он стал бродить вокруг, надеясь встретить какого-нибудь старожила и порасспросить его, что тут происходило после революции - этот метод живого опроса он с успехом применял в Москве, когда писал "Сорок сороков". Первая, кто ему попалась, была старушка, несущая от колонки вёдра с водой. Он помог ей донести вёдра до порога и спросил: "Матушка, а вы не слышали случайно, что здесь похоронен известный когда-то на всю Россию настоятель храма в Кронштадте Иоанн?"

Хорошо, что Пётр уже поставил ведро на землю, иначе, услышав ответ бабушки, он уронил бы их. Вздохнув, бабуся сказала: "Мой отец был диаконом у Иоанна Кронштадтского". А дальше последовал длинный рассказ, который мы изложим очень кратко.

В семье диакона было большое горе: рождались мёртвые дети. Кто-то однажды надоумил его: "А ты подойди к своему священнику после службы и попроси за вас с супругой помолиться - он же чудотворец". Тот так и сделал: превозмогая робость, обратился к иерею с такой просьбой. Отец Иоанн ответил: "Пусть твоя матушка приедет ко мне сюда из Петербурга". Та приехала.

Отец Иоанн взял её за руку, повёл в какую-то боковую комнату, где находилась большая икона Божией Матери, и, сказав женщине "подожди", стал молиться. Потрясающим моментом здесь было то, к а к он молился - это передавалось в семье как драгоценное предание. Он подошёл к Богородице и стал с Ней просто разговаривать. Жена церковного служащего, выросшая в атмосфере молитв, никогда такого не видывала и была поражена. Поговорив с Царицей Небесной, пастырь сказал дьяконице: "Езжай домой, всё будет хорошо". И где-то через год у неё родилась живая и здоровенькая дочь. И как только она огласила мир своим первым криком, в квартиру вошёл посыльный от Иоанна Кронштадтского и сказал: "Батюшка прислал вам в подарок арбуз". Этой родившейся по молитве великого пастыря девочкой и была старушка, которую встретил Паламарчук у водопроводной колонки.

Этот рассказ простой бесхитростной женщины о великом русском святом представляется особенно ценным. Он показывает, что такой же простой по происхождению человек, тоже сын бедного дьякона села Сура Архангельской губернии, удостоился ещё при жизни стать собеседником Богоматери, а значит, и самого Господа. Кто дал ему такую благодать? Конечно же, Бог, сделавший его посредником между Собой и отворачивающейся от Него Россией. Бог дал ему и дерзновение в проповеди покаяния, тот глагол, которым пастырь жёг сердца тех, кто сохранял веру. И хотя народ в целом его не послушал, "малое стадо" сохранило в себе его заветы и передало своим детям, и это помогло России духовно возродиться, когда настали сроки.