Ваш вопрос

Ответ Настоятеля

Факты и Аргументы

Дача в Силламяги
Николай Никанорович Дубовской
(1859-1918)

Одним из известных прихожан Силламяэской церкви был Николай Никанорович Дубовской(1859-1918). Силламяэ был излюбленным местом отдыха ученых, художников, артистов, музыкантов.
Николай Никанорович Дубовской — крупный русский живописец отечественной пейзажной школы рубежа ХIХ и ХХ веков, видный общественный деятель, член и впоследствии один из руководителей Товарищества передвижников ...


(статья полностью)
 

Гностицизм

Я прочитала, что самая ужасная ересь, ересь всех ересей, это гностицизм. С самого начала существования Церкви он был врагом номер один христианства. И сегодня он губит многих. И ещё заявит о себе на последнем этапе истории. Не могли бы Вы рассказать об этом явлении?
 А.Н.Злобина, г.Минск
 

Гностицизм переживал расцвет в первые века нашей эры. Он был смертельным врагом христианства, несмотря на то, что или, вернее, оттого что большая часть гностических систем утверждалась на христианских основах. Долгое время даже бытовало мнение, что гностицизм — всецело явление христианской ереси. Церковь всегда питала отвращение к феномену гностицизма. Писания святых отцов убедительно свидетельствуют об этом. В этом противостоянии термин «гнозис» — «знание» — был антиподом «пистис» — «вера», указывающая на отношение к тайне христианского откровения. Гностик практически стал противоположностью верующего
.. (далее).

 


 

 
 
 
 
Главная О храме Адрес Расписания
Возрождение храма Воспоминания Праздник в храме История проекта Иконостас Да не оскудеет...

 

ЭСТОНСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ МОСКОВСКОГО  ПАТРИАРХАТА

Главная
Вернуться

Поиски храма в Силламяэ

Ретроспектива исследований
Скачать (6Mb)


Читайте о памятнике православному храму в Силламяэ


Храм в Силламяэ отмечен Президентом Эстонии
 



Из Преображенского храма в Преображенский


Синай и
его святыни

 
Силламяэ-55
 

 

...И всё-таки никакая другая Литургия не может встать вровень с той, что происходит ночью на Гробе Господнем в Иерусалимском храме Воскресения...
подробнее

 

Последние изменения
06 November 2020 г.
 

 

 

 

 

                  

 

 

 


Строительство нового храма в Силламяе. 
Нина Тимина

Господи, благослови!
Сегодня я хочу возродить в своей памяти, как возрождался православный Казанский храм в нашем городе Силламяэ. К концу шел 1989 год. Я, Тимина Н.А. , ехала из Кохтла-Ярве из церкви отца Вячеслава. В автобусе мы встретились с одной женщиной из нашего города Соколовой В., а она возвращалась из Пюхтицкого монастыря со службы. Мы с ней разговорились, что вот пока у нас есть силы, мы ездим в церковь Йыхви, Нарву, Кохтла-Ярве и в монастырь. А что будет дальше? Останемся без церкви? Надо подумать и строить храм в своем городе. Об этом думали многие, верующих в нашем городе было много. Но мы все знаем, что вера без дел мертва. Я вскоре узнала из горисполкома, что нужно для регистрации православной общины, и не теряя ни единого часа, поехала в Кохтла-Ярве к отцу Вячеславу за благословением. Помню, страшно торопилась и волновалась, как бы застать отца Вячеслава в храме.

Приехав в Йыхви, вскоре автобуса на Кохтла-Ярве не было, беру такси и через несколько минут уже была у батюшки. Говорю ему: «Батюшка, благословите! Хотим начать с возрождения в нашем городе храма. В то время еще со службы не уехали из нашего города Болтова Валентина и Голова Мария. Они-то как раз и были свидетели разговора. «Хорошее дело задумали», - говорил отец Вячеслав. А я подаю ему состряпанное мною заявление. Батюшка прочел заявление и говорит: «Не так, Нина, надо! Вот тебе лист бумаги, -пиши»,- и сам продиктовал мне заявление. «А теперь собери подписи не менее 20 и неси в Гоисполком».
Хотя я знала многих людей, да случайные встречи в городе собрать подписи меня не устраивали. В то время я знала, что наши верующие ездили в Йыхви в церковь к отцу Василию. Вот туда-то я и направилась. Кривоборская Галина была духовным чадом отцу Василию. Она попросила благословения на сбор подписей. Помню, что собрали подписей более 40.

На второй день понесла заявление уже с подписями в Горисполком. А там мне говорят, что нужно теперь ехать в Таллин по данному адресу и зарегистрировать общину в Таллине. Не затягивая дело, мы с мужем Тиминым Алексеем как-то вскоре едем в Таллин. По данному адресу находим это нужное управление, и получаем документ желаемый и необходимый. По возвращении в Силламяэ, идем с мужем вместе в Горисполком и знакомимся с председателем Горисполкома Евстигнеевым Юрием Михайловичем. Юрий Михайлович отнесся к нам с большим пониманием, «Царство ему Небесное!» В дальнейшем он говорил, что будет церковь только пятикупольная, не сбылись его мечты. Он очень много нам помогал в то время и поддерживал. Говорил: «Надо подумать теперь о выборе места для строительства храма, а, может, поискать, где был построен старый храм? Надо посмотреть и поискать, может, остались документы». После знакомства с Юрием Михайловичем я еду обратно в Кохтла-Ярве к отцу Вячеславу, информирую о делах и спрашиваю, что делать дальше? Батюшка Вячеслав говорит: «Теперь езжай к архимандриту Гермогену в Пюхтицкий монастырь,( он в то время служил там и был благочинным), и ставь его в известность и знакомь его с городской властью».

Прежде я договорилась в Горисполкоме с Юрием Михайловичем о дне и часе, когда может состоятся эта встреча. Приехав в Куремяэ, встретилась с отцом Гермогеном, рассказала обо всем, и он сказала: «Ждем мы все этой встречи».
Помню день этот, на улице была пурга и метель, я очень волновалась, приедет ли отец Гермоген в такую погоду? Не сорвётся ли эта встреча? Радости не было конца, - отец Гермоген пришёл. Со стороны Горисполкома была второй секретарь Горкома партии Цепелева. Познакомив их, я решила удалиться, посчитав, что я слишком маленький человек для таких совещаний. Но Юрий Михайлович остановил меня и сказал: «Садитесь с нами и присутствуйте на совещании». Пришлось повиноваться. Обсуждали: где построить церковь, предлагалось много вариантов. Когда закончилось совещание, я подхожу к отцу Гермогену и говорю: «Батюшка, благословите их, ведь они не знают, что такое благословение!» Отец Гермоген улыбнулся, но всех благословил.

На второй день я встретила Цепелеву и спрашиваю: «Как Вы чувствуете после благословения отца Гермогена?» Она мне отвечает: «Вы знаете, я эту ночь спала, как новорожденная. Обычно у меня нет сна. Прямо чудо!» А я ей говорю: «Знайте и впредь, что такое благословение». А после совещания мне отец Гермоген говорит: «Надо теперь ставить батюшку. Кого из батюшек Нарвы Вы знаете?» Я отвечаю: «Никого». А потом вспомнила, что один батюшка Александр отпевал моей знакомой мужа, вроде батюшка, как и все батюшки: хороший. «Вот мы его и поставим, но прежде надо собрать собрание», - сказал о. Гермоген. Передо мною встали вопросы: Где? Когда? Как оповестить всех? Опять иду к Юрию Михайловичу: помогите, подскажите… Юрий Михайлович мне говорит: «Не волнуйся, я договорюсь с Домом Пионеров, там в зале и проведите собрание». А я опять: «А как оповестить?» Юрий Михайлович говорит: «Через радиоузел». С этим делом, кажется, справилась. Назначили собрание на 28 января 1990 года. Помню, волновалась очень: придет народ или нет, или вся затея напрасна? Народ пришел около ста человек. Приехал отец Александр, провел первое собрание в актовом зале музыкальной школы. На собрании единодушно избрали настоятелем отца Александра, старостой Тимина А.И., казначеем Перову Наталью, а также был избран Волковский Петр и Тицкая Фаина.

Много вариантов было у нас в выборе места или здания, народ с нетерпением ждал. После собрания народ сплачивался, все горели желанием быстрейшего завершения: было предложено построить в березовой роще, по ул.Маяковского5, по ул. Береговая и многие другие предложения. Но это мы, горя желанием, предлагали. А в Горисполкоме собралось собрание архитекторов, где главный архитектор отверг наши предложения и предложил построить церковь по ул. Гагарина, где впоследствии и была заложена капсула и поставлен Крест.
Тогда Тицкая Фаина работала при Доме Управления. Она-то и предложила одноэтажное здание по ул. Речная 1, за что мы и ухватились и стали добиваться его получения. Это здание было забито коврами, матрасами, пианино и всяким хламом из 6-го садика, а вторая половина всякой утварью подводников. Когда мы получили разрешение из Горисполкома занять это здание, тут мы столкнулись с 6-м садиком, которые никак не хотели вывозить весь перечисленный выше хлам. То у них не было машины, то у них не было места. Староста Тимин А. добился машины, добились места, куда всё вывозить. Народ в основном работал, грузить некому, но при церкви почти всегда находились две сестры: Кукушкина Мария и Ермошкина Евдокия, Петр Волковский и еще несколько мужчин. Загрузили первую машину, привезли к 6-му садику. Над нами издевалась особенно завхоз: положить туда, перенести оттуда – туда…помню и ругались, и плакали, а когда привезли последнюю машину, то завхоз отказалась принимать, что у нее кончился рабочий день. Тогда Тимин говорит ей: «Не хочешь принимать, тогда выгрузим все здесь и будешь дежурить всю ночь, а мы уедем».

Но Бог милостив и только с помощью Божией управились с этим делом, а там уже Петр Волковский ломал перегородки в домике. На второй день было не узнать этого здания. Люди работали, как муравьи. Кто-то доски таскал, а Соколова Валентина с молотком и щипцами вытаскивала гвозди из досок, очищала доски, где потом её и зафиксировали в местной газете. Был такой подъем духа, - всем хотелось к Пасхе сделать церковь. Шел пост, люди работали, не выходя из помещения, не было времени пообедать. Кто-то выберется на час, отварит картошки, принесет хлеба, чаю, огурцов…люди рады были куску хлеба. И вот в такой-то час вечером приезжает отец Гермоген посмотреть, как идут дела, и говорит мне: «Сегодня я приду к Вам на чай». А у меня дома не только обеда, даже хлеба и батона не было. Но пока мы добрались до нас, послали диакона за хлебом. Пришли, сели за стол, вскипятили чай, поставила варенье, а хлеба нет – застрял наш диакон где-то с хлебом. Терпения не было ждать, пошла по соседям просить хлеба. Не успели поесть, диакон явился с батоном… то ли он заблудился – не помню.

Работа кипела, люди не уходили до поздней ночи. И вот настал долгожданный час и день. ; апреля 1990 года освящается наш храм. На освящение храма приехал отец Гермоген и 4 монахини певчих, их прислала матушка Варвара из монастыря для такого большого для всех праздника. Сколько было волнений и радости! Не только волновались мы, волновался очень отец Вячеслав. Я помню утром мне звонит батюшка и спрашивает: «Нина, как идут дела? Есть ли народ?» А я в волнении ему отвечаю: «Народу много, но одна беда: у нас нет подсвечников». Было только два стареньких подсвечника с 6-ю свечами. –«Вот бы нам хоть бы пару таких, как у вас!» Батюшка засмеялся, а я смутилась, и говорю: «Ой, да батюшка, не подумайте, что я выпрашиваю!» батюшка ответил: «Не волнуйся, Нина, всё будет у вас!» А сам дает указания Анне Васильевне Нарковой (старосте), чтоб немедленно вызвала такси. Не прошло и 10 минут, как явилось такси. Батюшка дает указание: «Погрузить икону Божией матери «Казанская», два больших подсвечника и многое другое. И командирует Николая и Анну Васильевну быстро отвезти в Силламяэ. Какова же была радость и восторг, когда такси подъехало к церкви. Кто-то крикнул: «Расступись, народ!» Первую внесли икону Божией Матери «Казанскую», затем подсвечники и всё остальное. Некоторые стояли в недоумении: откуда всё это? Некоторые плакали. Кто-то сказал: «Это посланники отца Вячеслава из Кохтла-Ярве». Так дай Бог Вам, дорогой наш батюшка здоровья и долгих. Долгих лет жизни за Вашу заботу и те минуты радости, представленные нам грешным. А через три дня было Благовещение, где в молебне мы благодарили Бога и Матерь Божию.

С тех пор началась регулярная служба. А через несколько дней 15 апреля была первая в нашем храме Пасха, а через три дня после Пасхи новая радость: наш храм посещает (18/04/1990) митрополит Таллинский и Эстонский Алексий (ныне Патриарх Алексий II). Митрополита хлебом-солью встретил староста Тимин Алексей. Осмотрев храм, Владыка остался удовлетворенным и выразил искреннюю благодарность за проделанный труд и устройство церкви в столь короткий срок. Слова признательности были высказаны им в адрес городских властей за оказанную помощь и содействие в представлении помещения для церкви. Совершив молитву и поздравив всех с Пасхой Христовой, и одарив юных прихожан позолоченными пасхальными яйцами, митрополит обратился к верующим, отметив, что сделано лишь начало, а впереди строительство храма достойного городу, что необходимо уже сейчас подумать об открытии приходской школы.