Ваш вопрос

Ответ Настоятеля

Факты и Аргументы

Дача в Силламяги
Николай Никанорович Дубовской
(1859-1918)

Одним из известных прихожан Силламяэской церкви был Николай Никанорович Дубовской(1859-1918). Силламяэ был излюбленным местом отдыха ученых, художников, артистов, музыкантов.
Николай Никанорович Дубовской — крупный русский живописец отечественной пейзажной школы рубежа ХIХ и ХХ веков, видный общественный деятель, член и впоследствии один из руководителей Товарищества передвижников ...


(статья полностью)
 

Гностицизм

Я прочитала, что самая ужасная ересь, ересь всех ересей, это гностицизм. С самого начала существования Церкви он был врагом номер один христианства. И сегодня он губит многих. И ещё заявит о себе на последнем этапе истории. Не могли бы Вы рассказать об этом явлении?
 А.Н.Злобина, г.Минск
 

Гностицизм переживал расцвет в первые века нашей эры. Он был смертельным врагом христианства, несмотря на то, что или, вернее, оттого что большая часть гностических систем утверждалась на христианских основах. Долгое время даже бытовало мнение, что гностицизм — всецело явление христианской ереси. Церковь всегда питала отвращение к феномену гностицизма. Писания святых отцов убедительно свидетельствуют об этом. В этом противостоянии термин «гнозис» — «знание» — был антиподом «пистис» — «вера», указывающая на отношение к тайне христианского откровения. Гностик практически стал противоположностью верующего
.. (далее).

 


 

 
 
 
 
Главная О храме Адрес Расписания
Тит Печерский Благодатное небо Обретение креста Симеон Богослов

 

ЭСТОНСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ МОСКОВСКОГО  ПАТРИАРХАТА

Главная
Вернуться

Поиски храма в Силламяэ

Ретроспектива исследований
Скачать (6Mb)


Читайте о памятнике православному храму в Силламяэ


Храм в Силламяэ отмечен Президентом Эстонии
 



Из Преображенского храма в Преображенский


Синай и
его святыни

 
Силламяэ-55
 

 

...И всё-таки никакая другая Литургия не может встать вровень с той, что происходит ночью на Гробе Господнем в Иерусалимском храме Воскресения...
подробнее

 

Последние изменения
05 April 2020 г.
 

 

 

 

 

                  

 

 

 

Симеон Новый Богослов

 

25 марта  Симеон Новый Богослов.

 

В миру святого Симеона звали Георгий, и поначалу он вёл жизнь обычного светского юноши, как все, вера в меру. Георгий иногда заходил в храм ставить свечи, просил Бога о помощи перед каким-то значимыми в его жизни событиями, но не искал большего.

 

В Константинополе X века вера для многих христиан сделалась привычной и обыденной, они считали, что нужно быть православными потому, что все верят так, что так верили предки, и христианство люди воспринимали не как подвиг и причастие, и преображение, и служение, а как обыденное и бытовое нечто (свечку раз в год поставить перед каким-то делом). Люди считали, что «наше время не для подвигов и не для созерцаний, нам это не дано».

 

Но однажды святой Симеон ощущает пустоту в душе и понимает, что заполнить её может только Бог. Он ходит по храмам и ищет тех, кто может отвести его к Богу, но не находит таких людей. Ему предлагают только общие сведения: постись, молись, давай милостыню.

 

Симеон отвечает, что делает это всю жизнь, но Творца еще не встретил. А слушающие его клирики вообще не могут понять, чего он хочет, так как не знают чего-то большего, чем вера в меру, и не имеют того опыта Бога, которого ищет сам.

И тут к Симеону приходит озарение.

 

Простая и великая мысль: чтоб найти Бога, нужно сначала найти того человека, который Его встретил и знает. И Симеон начинает искать живого святого, живого старца. Окружающие смеются над ним и говорят ему то, что обычно в таких случаях говорят ленивые люди: «Наше время не для подвигов! Нам бы как-нибудь уж самим спастись! Святых больше нет! А если и есть, то где-нибудь в дальних пещерах,и мы их не знаем...»


На это Симеон с плачем отвечает, что не может быть, чтобы все человечество потеряло знание о Боге. Он уверен, что есть те, кто способны отвести к Господу за руку.

И он встречает такого человека в Студитском монастыре в Константинополе. Это был известный старец Симеон Благоговейный, также впоследствии прославленный как святой.

 

Симеон Благоговейный сразу видит, что пришедший к нему юноша хочет не веры в меру, а жизни в Боге, желает явно ощущать Высочайшего и жить в чувстве реальности Его существования.

 

Так Симеон Новый Богослов обретает старца, то есть того, кто имеет подлинное знание Бога и рядом с кем Бог открывается как ошеломляющая реальность, как Тот, Кто никогда не прекращал заботы о нас, но лишь рядом со старцем, мы это поняли ясно.

 

Открывать другим Бога, помогать нам поступать так, чтобы Бог наиболее полно расцветал в нас, а мы в Нём – это служение из века в век несут православные старцы. Симеон Новый Богослов в конце жизни говорил, что таких подвижников всегда хватит на всех людей в человечестве, кто хочет не просто ходить в храм по воскресеньям, но видеть Бога как Он есть.

 

Святой Нифонт Царьградский называл это золотой цепью святых, которая тянется из века в век, из поколения в поколение, и расцветает в каждую эпоху своими великими именами подвижников.

 

Главное, что делает старец, – открывает другим путь к Богу. Старец не дает шаблонных советов, но для каждого пришедшего у него есть свой личный совет. Этот совет исходит из благодатного знания о душах пришедших. Старцу Бог открывает сердца и Свои мысли о приходящих. Потому всё, что говорит старец, окрыляет, вдохновляет и дает силы жить и творить.

 

Христос говорил в Евангелии всего несколько слов, но эти несколько слов давали человеку возможность совершенно иначе увидеть ситуацию, посмотреть на свою жизнь с Неба и возрасти в свете и доброте.

 

Знаю случай, когда одной доброй, но тревожащейся о будущем девушке старец Дионисий Каламбокас сказал: «У вас всё получится в совершенстве». И она ощутила в сердце всю силу заботы Божьей о человеке. Несколько слов дали ей преодолеть все жизненные трудности – такова сила слова Господня.

 

Многие люди, впервые идущие к старцу, боятся услышать о себе волю Божью, потому что им кажется, что эта воля отнимет у них всю радость жизни и всё, что им дорого. Но так никогда не бывает. Наоборот, благодаря старцу мы узнаём, что Господня воля соприродна всему самому высокому и светлому в нас, что это Бог создал каждого из нас поэтом, мамой, домохозяйкой или музыкантом, вдохнул в нас желание иметь семью и помогать другим, дал нам возможность умножать красоту и добро близкими нам способами и никогда не отнимет дарованного, но только умножит, украсит и поможет нашему росту.

 

Некий мой знакомый священник, приехав к старцу Дионисию Каламбокасу, боялся, что тот даже и священником ему быть запретит. Но когда увидел старца, упал на колени и заплакал. А старец сказал ему: «То, что вас беспокоило, больше вас никогда не потревожит». И священник с удивлением говорил потом, что много лет волновавшая его боль ушла навсегда…

 

Я и сам, впервые попав к старцу Дионисию, боялся, вдруг он скажет быть мне монахом (чего я, конечно же, не хотел). Но старец и не думал делать из меня монаха, а учил меня быть поэтом и человеком. И все это было соприродно моему сердцу.

 

Доводилось мне видеть, как старец принимает других людей. Так, когда к нему вошла одна печальная женщина и стала жаловаться на поведение своего взрослого сына, старец спросил её: «А что бы вы сами о нём хотели? Что подсказывает вам о нём ваше материнское сердце?» И в этих вопросах было столько Господней заботы о человеке, что можно было сразу сказать: и в этот раз тоже всё окончится хорошо.

 

Старцы – великие мастера открывать людям, что Господь – это Бог хороших концов!

 

Бог не лишает нас того, что нам дорого, но возводит всё это на новую высоту. А старец помогает нам прийти к совершенству именно на нашем пути. Старцы – это великие наставники, и они никогда не стараются, чтобы яблоко выросло апельсином, но яблоко растят как яблоко, а апельсин как апельсин.

 

Святой Иоанн Златоуст говорит, что к Богу ведёт столько путей, сколько в мире живёт людей. А старец умеет увидеть неповторимость каждого из этих путей и помочь человеку его пройти неповторимо, как из всех живших и живущих присуще только ему одному.

 

Святой Симеон Новый Богослов пишет: «Многие сочли блаженной отшельническую жизнь, другие – смешанную, то есть общежительную, иные же предпочли предстоятельствовать над народом, быть наставниками, заниматься преподаванием и строить церкви... Я же ни одно из этих дел не предпочел бы другому и не сказал бы, что одно заслуживает похвалы, а другое порицания. Но во всем и во всех делах и действиях всеблаженна жизнь для Бога и по Богу».

Митрополит Илларион Алфеев так рассуждает об этом: «Далее преподобный Симеон говорит о том, что человеческая жизнь составляется из различных наук и искусств, причем каждый разрабатывает и привносит свое, впрочем, всякий путь жизни бесполезен, если он не ведет к Богу и ко спасению.

 

Эти слова можно взять в качестве отправного пункта. Действительно, все мы живем очень разной жизнью: кто-то из нас служит в церкви, кто-то посвящает себя искусству, науке, есть среди нас актеры, музыканты, дипломаты, бизнесмены, учителя, литераторы, одним словом, люди самых разных профессий. Но чем бы мы ни занимались, мы можем посвящать свой труд Богу. Профессия может быть не только способом заработать на хлеб, но и путем христианского доброделания. И для того чтобы стать истинным христианином, как правило, не надо бросать одну профессию и избирать другую.

 

Я знаю одного композитора (это был Арво Пярт), который, обратившись в православную веру, пришел к священнику и спросил, что ему делать. “Бросай музыку и становись церковным сторожем”, – ответил священник. К счастью, композитор его не послушался. Впоследствии, будучи в Англии, он встретился со старцем Софронием, учеником преподобного Силуана, и задал ему тот же вопрос. “Продолжайте писать музыку, и Вас узнает весь мир”, – сказал ему старец. Вскоре имя этого композитора стало известно всему миру. Сейчас он пишет произведения только религиозной тематики (он, например, положил на музыку некоторые слова преподобного Силуана), и многие через его музыку приходят к православной вере. Будучи человеком глубоко верующим и церковным, он своей музыкой помогает людям сойти в те глубины духовной жизни, где происходит встреча между человеком и Богом».

 

Симеон Новый Богослов очень быстро учился духовной жизни, что вообще естественно для того, кто доверяет опыту своего святого наставника. А когда старец Симеон Благоговейный умер, Симеона Нового Богослова избрали игуменом монастыря святого Маманта. Он проповедовал и учил, что каждый христианин должен иметь опыт Богообщения и это обязательно для всех, чтобы все стали причастниками Святого Духа. Опыт святости, опыт обожения, опыт сыноположения – для всех, Бог его не скрывает, людям только надо постараться. Собственно говоря, ничего нового в его богословии нет, это церковное учение, но он об этом именно очень много говорил и находил важные слова для выражения этого церковного опыта. За это враги прозвали его «новый Богослов», хотя Симеона никто из врагов никогда не обвинил в ереси.

 

Его вообще много обвиняли и осуждали, и этот путь непонимания приходится проходить всем подлинным христианам.

 

Когда Симеон Новый Богослов проповедовал, что верующие должны знать Бога на опыте и жить Им, многим слушающим казалось, что он говорит не о христианстве. Так оно и было. Потому что Симеон имел в виду не то искаженное христианство, к которому привыкли эти люди, но апостольское и святоотеческое его понимание.

Но это понимание, считал Симеон, не часто встречается даже среди прихожан храмов.

 

И человеку обязательно нужно увидеть настоящих христиан, таких как Антоний Сурожский, старец Дионисий Каламбокас, старец Софроний Сахаров, святой Николай Сербский и другие подобные им, чтоб понять, что есть христианство на самом деле и почему им восхищались такие титаны и гении, как Данте, Сервантес, Андерсен, Мария Скобцова или Арво Пярт.

 

О вере следует судить по той красоте, в которую она может привести человека. Точно как о Боге нужно спрашивать знающих о Нём. Те же, кто не знает Господа, могут не знать Его потому, что их ещё никто не научил, а могут, даже находясь в церкви, не желать на самом деле такого знания, как не желали Христа фарисеи, саддукеи и эгоисты, которых теперь бы мы назвали формалистами, умниками и себялюбцами.

 

И было бы странно услышать от подобных людей похвалу в адрес человека Божьего. Потому Симеон Новый Богослов так много натерпелся от завистников. Ведь он – подвижник и поэт. Он – человек Духа Святого, а такие люди невыносимы для тех, кто не идёт к свету.

 

Пабло Неруда пишет, что всевозможные формалисты и умники, стоит им увидеть подлинного поэта, «хватаются за всевозможные и уже бессмысленные доводы», чтобы только попытаться дискредитировать его значение и красоту. А истоки такого явления Неруда объясняет так: «Зависть нередко становится профессией».

 

Жабе и сороконожке неспокойно, если в небе появится орёл или сокол. «Уж лучше пусть никто не летает, – рассуждают они, – ведь тогда мы так и останемся самыми важными персонами на своём болоте»…

 

Ложность и пустота всегда смеются над настоящестью. Потому один замечательный врач-христианин советовал: когда мы встречаемся со сплетнями о каком-то светлом человеке, нужно смотреть не то, что сказано в этой сплетне, а почему сказано так. И в первопричине мы обнаружим зависть…

А старец Дионисий Каламбокас всегда советовал нам, встречая сплетню, смотреть, кто это сказал. Чтобы пояснить его мысль, приведем замечательную историю из наследия китайского мудреца Конфуция.

 

Однажды Конфуций с учениками ехал мимо некоего селения, и один из учеников сказал:
– Я родился тут и вырос. И в этом селении есть человек, о котором все другие люди говорят хорошо...
– Это плохой человек, – ответил Конфуций.


Ученики удивились и сказали:
– Но в этом же селении есть ещё один человек, о котором все говорят плохо...
– Это тоже плохой человек, – заметил Конфуций.
– Кто же тогда хороший? – поразились ученики.
И Конфуций ответил:
– А хороший тот, о ком все хорошие люди говорят, что он хороший, а плохие говорят, что он – плохой.

 

Формалисты, себялюбцы и умники потому так нетерпимы к людям Духа, что рядом с теми, как пишет Василий Великий, добрые возрастают в ещё большей красоте, а что же до тех, чьи пути злы, то всем вокруг тотчас становится ясно, что они такое...

 

Христос учит оценивать человека по плодам, говоря, что не может плохое дерево приносить хороший плод, а хорошее – плохой. Каждому важно иметь чуткость к Богу, чуткость к Духу Святому, чтобы, встретив Божью красоту в человеке, строках или делах, узнать ее и последовать за ней, потому что истина существует для того, чтобы мы ей послужили. Если, конечно, мы не из умников и формалистов, для которых невыносимо знать о духовной красоте какого-то их современника.

 

Если же человек следует за истиной, благодарит за всю встречную красоту и служит ей как умеет, то он тоже должен знать, что подвиги странствующих рыцарей напрасными не бывают, а значит и его жизнь никогда не будет напрасной.

 

Артем Перлик

 

Ссылка