Ваш вопрос

Ответ Настоятеля

Факты и Аргументы

Дача в Силламяги
Николай Никанорович Дубовской
(1859-1918)

Одним из известных прихожан Силламяэской церкви был Николай Никанорович Дубовской(1859-1918). Силламяэ был излюбленным местом отдыха ученых, художников, артистов, музыкантов.
Николай Никанорович Дубовской — крупный русский живописец отечественной пейзажной школы рубежа ХIХ и ХХ веков, видный общественный деятель, член и впоследствии один из руководителей Товарищества передвижников ...


(статья полностью)
 

Гностицизм

Я прочитала, что самая ужасная ересь, ересь всех ересей, это гностицизм. С самого начала существования Церкви он был врагом номер один христианства. И сегодня он губит многих. И ещё заявит о себе на последнем этапе истории. Не могли бы Вы рассказать об этом явлении?
 А.Н.Злобина, г.Минск
 

Гностицизм переживал расцвет в первые века нашей эры. Он был смертельным врагом христианства, несмотря на то, что или, вернее, оттого что большая часть гностических систем утверждалась на христианских основах. Долгое время даже бытовало мнение, что гностицизм — всецело явление христианской ереси. Церковь всегда питала отвращение к феномену гностицизма. Писания святых отцов убедительно свидетельствуют об этом. В этом противостоянии термин «гнозис» — «знание» — был антиподом «пистис» — «вера», указывающая на отношение к тайне христианского откровения. Гностик практически стал противоположностью верующего
.. (далее).

 


 

 
 
 
 
Главная О храме Адрес Расписания
Герман Аляскинский Югская Икона Икона «Нарвская» Флор и Лавр

 

ЭСТОНСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ МОСКОВСКОГО  ПАТРИАРХАТА

Главная
Вернуться

Поиски храма в Силламяэ

Ретроспектива исследований
Скачать (6Mb)


Читайте о памятнике православному храму в Силламяэ


Храм в Силламяэ отмечен Президентом Эстонии
 



Из Преображенского храма в Преображенский


Синай и
его святыни

 
Силламяэ-55
 

 

...И всё-таки никакая другая Литургия не может встать вровень с той, что происходит ночью на Гробе Господнем в Иерусалимском храме Воскресения...
подробнее

 

Последние изменения
03 March 2019 г.
 

 

 

 

 

                  

 

 

 

Святые мученики Флор и Лавр


31 августа Святые мученики Флор и Лавр

 

 

Святые мученики Флор и Лавр были братьями не только по плоти, но и по духу, так как оба единодушно веровали во Христа и угождали Ему добрыми делами. По занятию они были каменщиками. Учителями их были благочестивые мужи Прокл и Максим, от которых вместе с ремеслом они научились и богоугодной жизни по правилам христианской веры.

 

За веру во Христа сперва преданы были смерти их учителя, а потом, спустя некоторое время, вслед за учителями своими и они унаследовали мученические венцы, приняв страдальческую смерть от правителя Иллирии Ликиона (Иллирия – обширная  область в северо-западной части Балканского полуострова, расположена была по берегу Адриатического моря. В настоящее время на месте древней Иллирии находятся Босния и Герцеговина, Сербия и др). Поводом к страданию их был следующий случай.

 

Некий правитель соседней страны обратился к правителю Иллирии с просьбою прислать ему искусных каменщиков для построения великолепного каменного храма языческим богам.

 

Так как самыми искусными в стране знатоками этого дела были святые Флор и Лавр, то Ликион и отправил их к этому правителю. Сооружая согласно воле последнего храм, святые братья раздавали бедным плату, получаемую ими за свой труд, и при этом учили бедных святой вере во Христа. Сами они всегда проводили время в посте, молитве и трудах: ночью молились, а днем производили свои работы; пищу принимали в малом количестве, зато обильно кормили голодных и бедных.

 

Действуя таким образом, они обратили к христианской вере не только призреваемых ими бедняков, но и одного языческого жреца с его сыном. Случилось это так.

 

В один день, когда святые братья тесали камень, к ним подошел сын жреца, молодой юноша, и, ставши близко, смотрел на их работу. Вдруг от камня отскочил осколок, ударил юношу в глаз и выбил его. От боли юноша закричал; на его крик прибежал отец его, языческий жрец. Видя, что лицо сына окровавлено и глаз выпал, он разорвал от горя на себе одежды, стал бранить святых работников и бросился было на них, чтобы их побить, но его удержали бывшие тут же другие рабочие.

Удостоверяя невинность святых братьев, они говорили, что виноват в своем несчастии сам юноша, потому что он близко подошел к ним в то время, когда они тесали камень и смотрел на их работу, не принимая мер предосторожности. Святые угодники Божии Флор и Лавр, стараясь успокоить жреца, обещали скоро исцелить глаз его сыну и сделать его настолько же зрячим, как и прежде.

 

После сего они взяли юношу на ночь к себе в дом и стали учить его познанию Единого Истинного Бога, Иисуса Христа, причем говорили ему:

— Если будешь всем сердцем веровать в Того Бога, о Котором мы возвещаем тебе, то глаз той скоро будет здоров.

— Если глаз мой станет таким же, как был прежде, — ответил юноша, — то я уверую в вашего Бога и буду чтить Его. Без сомнения больше надлежит веровать в Того Бога, Который исцеляет больных и возвращает зрение слепым, нежели в тех богов, которые не только больных не исцеляют, но и здоровых делают больными.

 

При этом юноша рассказал святым о таком происшествии:

— Есть, — сказал он, — среди наших жрецов один жрец по имени Ерм. Когда за несколько лет пред этим хотели поставить его в жреческое звание, то привели к идолу Зевса, чтобы возложить руку идола на его голову. Такой существует у нас обряд при поставлении в жречество.

 

Он состоит в том, что руку идола, приделанную к плечам и движущуюся в суставе, жрецы при помощи серебряной цепи поднимают кверху, а потом спускают на голову поставляемого. Когда эту руку спускали на голову Ерма, то серебряная цепь случайно выскользнула из рук держащих ее, и рука идола, упав на лицо Ерма, ободрала его ногтями вплоть до костей так, что до сего дня издалека видны зубы его. И ни один бог не оказал ему помощи, напротив ему делается всё хуже.

 

 

Когда юноша рассказал об этом происшествии, святые Флор и Лавр со слезами начали молиться Богу о том, чтобы Он исцелил юношу и просветил не только его телесный глаз, но и душевные его очи. После усердной молитвы они осенили больной глаз юноши крестным знамением, и глаз немедленно зажил, сделался совершенно здоровым и так же хорошо видел, как и прежде. Вследствие такого чуда уверовал во Христа не только исцеленный юноша, но и отец его, языческий жрец. Имя этому жрецу было Мемертин, и он с этого времени из служителя демонов стал рабом Господа нашего Иисуса Христа вместе с сыном своим.

 

Страдание святых мучеников Флора и Лавра

 

После сего святые работники Флор и Лавр, получая в своей работе помощь от ангела Божия, в короткое время окончили постройкой сооружаемый храм, но не оставили его для жилища идолов, а освятили его для прославления пресвятого имени Иисуса Христа.

 

Они поставили в нем к востоку честной крест и, собрав до трехсот человек бедняков, братьев своих по вере, совершили всенощную молитву, прославляя Христа Бога. Во время молитвы сошел свыше свет неизреченной небесной славы и наполнил храм дивным сиянием. По окончании всенощной молитвы все бывшие в храме отправились к стоявшему неподалеку зданию, в котором находились приготовленные для нового храма идолы и, обвязав шеи этих  идолов  своими  поясами,   стали влачить их по земле, бить и ломать, и таким образом раздробили их на мелкие части.

 

Узнав обо всём этом, областеначальник велел схватить Флора и Лавра и всех тех, кто были с ними, и в числе последних Мамертина и сына его. Всех, бывших со святыми, он приговорил к сожжению, а их самих, предав жестокому избиению, велел связать и отослал к правителю Иллирии Ликиону. Ликион обстоятельно расспросил их обо всём и, узнав, что они — христиане и остаются непоколебимыми в своей вере, велел бросить их в глубокий колодец и засыпать землею.

Спустя много лет были обретены их святые и многоцелебные мощи и с честью перенесены в Константинополь во славу Христа, Бога нашего.

 

Тропарь, глас 4:

Преудобренную и богомудрую двоицу пресветлую восхвалим вернии по достоянию, Флора преблаженнаго и Лавра всечестнаго, иже усердно Троицу Несозданную ясно проповедаста всем. Темже пострадавше до крове, и венцы пресветлыми увязостеся: молитеся Христу Богу, да спасет души наша.

 

Кондак, глас 8:

Яко благочестия мученики, и страдальцы Христовы богомудренны, вселенная преславно почитает Флора и Лавра днесь. Яко да улучим благодать и милость молитвами их и избавимся бед и напастей, гнева же и скорби в день судный.

Святитель Димитрий Ростовский

 

В народной традиции на Руси эти святые являлись покровителями лошадей, поэтому неофициально праздник стал считаться Днем лошади. В те времена, когда лошадь для человека была так же привычна, как сегодня мобильный телефон, понятия «конник» не существовало, поэтому День Флора и Лавра был общенародным церковным праздником, очень органично вписывающимся в календарь вслед за Медовым (торжество Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня) и Яблочным (Преображение Господня) Спасом.

 

В Советском Союзе, как известно, был введен запрет на содержание собственных лошадей, а в систему государственного управления коннозаводством торжество по случаю памяти свв. мчч. Флора и Лавра как-то не вписывалось.

На фоне повсеместного снижения конского поголовья из народного сознания праздник практически исчез. Сегодня, в эпоху ренессанса православных традиций в среде конников, пожалуй, не осталось никого, кто бы не знал о существовании дня Флора и Лавра. Многие даже не забывают угостить любимую лошадку дополнительной морковкой по этому случаю. Но возродились ли в полной мере традиции этого необычного праздника сегодня? Как конники отмечают этот, по сути – свой профессиональный, праздник?

 

 

Обратимся к истокам В житии свв. мчч. Флора и Лавра о лошадях не говорится ни слова. Покровителями лошадей святые мученики стали не сразу. По преданию, князь Дмитрий Донской перед знаменитой Куликовской битвой получил благословение от преподобного Сергия Радонежского.

 

Это произошло 18 (по новому стилю 31) августа 1380 года, в день памяти свв. мчч. Флора и Лавра. Победа была воспринята как чудо и навсегда осталась в памяти людей. Святые братья стали почитаться как заступники Русской земли. Вскоре был создан уникальный сюжет, отраженный на иконе «Чудо о Флоре и Лавре», на которой Архангел Михаил, держа за поводья коней, оседланных по-военному, передает их Флору и Лавру.

 

Князь Е. Трубецкой так пишет об этой иконе: «Когда мы видим этих святых среди многоцветного табуна, коней, играющих  и  скачущих, может  показаться, что в этой жизнерадостной картине мы имеем посредствующую ступень между иконописным и сказочным стилем. И это в особенности потому, что именно Флор и Лавр более, чем какие-либо святые, сохранили народный, русский, даже прямо крестьянский облик; но и они, властвуя над конями, сами, в свою очередь, имеют своего руководящего Ангела, изображаемого на иконе… Не остается никакого сомнения в том, что они не самостоятельные носители силы небесной, а только милостивые ходатаи о нуждах земледельца, потерявшего или боявшегося потерять свое главное богатство — лошадь».

 

Подобные иконы получили огромное распространение и пользовались большой популярностью в первую очередь среди крестьян. К слову, только в русской православной традиции имена этих святых, вообще, связаны с лошадьми. Постепенно появились и традиции празднования дня Флора и Лавра: в этот день было принято освобождать лошадей от работы, украшать их всевозможными яркими лентами и бубенцами, кормить вволю, а также обязательно отвести к церкви, где после торжественного молебна священники окропляли животных святой водой. Конечно, все это сопровождалось народными гуляниями. (2)

 

Ссылка (1)

Ссылка (2)